понедельник, 4 апреля 2016 г.

Россия и демократия

Миф об исторической предопределенности авторитарного и тоталитарного политических режимов в России и отсутствии, в противоположность «Западу», демократических традиций давно пора преодолеть ради самой возможности конструктивного планирования для настоящей и будущей России политического режима, при котором Человек, его права и свободы действительно будут высшей ценностью.

Но прежде должны быть опровергнуты два тезиса, из которых этот миф логически проистекает. Если миф вообще может иметь какие-либо логические основания. Первый из них касается исторических путей политического развития России и «Запада». Второй – исторически конкретного определения современной западной демократии.


Я утверждаю, что между политическими историями «Запада» и России, с момента, когда в принципе можно говорить об истории России, нет качественных различий. Точнее – политически Россия всегда была и остается частью того самого условного Запада, такой же его частью, как, скажем, Франция, Великобритания или, с рубежа XVIII-XIX вв., США. 

Особенности политического развития нашей страны никогда не выходили за пределы тех различий, которые, с одной стороны, имелись у каждой из стран Европы и Северной Америки, но с другой – не выводили эти страны из общей траектории политического развития условного Запада. Под политикой мы будем понимать деятельность по организации совместной жизни в больших и малых группах через распределение власти между ними и внутри этих групп.

Это утверждение ни в коем случаем нельзя считать «западническим». С моей точки зрения и «западничество» и «славянофильство» (под которым я подразумеваю все варианты идеи особого «русского», «славянского», «евразийского» и т.д. пути) впадают в одно и то же заблуждение, противопоставляя политические истории России и Запада.

В сфере политического устройства России ничего не надо было «заимствовать» у «Запада» не потому, что условия ее исторического развития требовали создания совершенно уникальной политической системы, а «западные заимствования» в таких условиях «не работали». В «заимствованиях» не было нужды просто потому, что «заимствовать» были нечего, так как общие вызовы повсеместно порождали один и тот же набор вариантов ответов.

Не меньшим заблуждением представляется мне представление о древности и об уходящих в глубь веков социально-психологических и институциональных корнях современной «западной демократии» и отсутствии этих корней в России. 

Во-первых, современная политическая система условного Запада возникает в результате Первой мировой войны. Во-вторых, между западноевропейскими режимами XX в. гораздо больше общего с советским режимом, даже в его сталинском варианте, чем с самыми либеральными европейскими демократиями века XIX. И «западные демократии» и советский тоталитаризм были вариантами политического устройства эпохи а) массовых обществ и б) национальных государств. Эта эпоха в одно и то же время началась в России и других странах условного Запада и одновременно в них завершается. И Россия, и другие страны Европы и Северной Америки одновременно должны искать ответы на новые вызовы эпохи после массовых обществ и национальных государств.

Мертвые никогда не держали за руки живых и все тренды условного Запада относительны и допускают большое количество степеней свободы для тех, кто готов искать возможности, а не причины.

Российские, также как американские, французские и т.д., политики живут сегодня в эпоху демократии и трансграничного распространения информации. Отказ от использования этих средств для устройства политической жизни в своей стране нельзя оправдать тем, что из предки жили при крепостном праве, монголо-татарском иге и не знали римского права. Если у современных политиков (включая называющих себя "либералами") "нет свободных выборов" или "политической конкуренции", то только потому, что они сами не реализуют эти возможности.

Это их свободный выбор и только они несут за него ответственность. Они не выбирают свободу не потому что ее не было в их прошлом, а потому что ее нет в проекте их будущего, который они сами создают.