суббота, 19 сентября 2015 г.

Здесь и сейчас. Плохие новости для моих друзей-либералов

Все, что нужно знать о прогнозах — они никогда не сбываются. Редкие совпадения случайны. С историей дела обстоят еще хуже. Она не повторяется Изучая прошлое можно объяснить только само это прошлое. Смысл происходящего здесь и сейчас кроется не в сходстве (даже если оно реальное, а не мнимое), а в различиях с историческими событиями. Прошлого уже нет, будущего еще нет. Реально только «здесь и сейчас». 
Употребляемые, живущими здесь и сейчас, интеллектуалами исторические параллели и аналогии тоже реальны. Но они больше всего говорят о самих интеллектуалах, кое-что (если повезет) - об истории и совсем ничего - о настоящем и будущем. И еще одна неприятность для политических аналитиков — история заканчивается не сегодня и не при нашей жизни. Значит ретроспективная «картинка» всегда остается незавершенной и «достраивается», то есть приобретает смысл, только в воображении аналитика. Сколько воображений — столько и смыслов.

В предыдущей статье я утверждал лишь то, что в сегодняшней России политическое общественное мнение отсутствует и не стоит обращать внимание на результаты исследований того, чего нет. Не стоит также, основываясь на данных этих «фантомных» исследований опасаться возвращения тоталитаризма. Тоталитарные политические режимы принадлежат истории и в современном мире не возродятся (история не повторяется). Любые аналогии являются лишь плодами воображения политических аналитиков и никак не помогают правильному пониманию происходящего в нашей с вами современности. Однако, я не собирался делать из этого вывода о неизбожности торжества в России демократии и свободы. Такой вывод был бы одним из прогнозов, которые, как известно, не сбываются.

Здесь и сейчас сторонники свободы и демократии проигрывают политическую борьбу всем — «партии власти», националистам и фундаменталистам всех мастей, коммунистам — и не могут вдохновить своими идеями пресловутое «большинство». Причины этого поражения нужно искать также здесь и сейчас. В современном информационном обществе исход борьбы на рынке и в политике определяют уже не деньги и власть, а идеи. А конкретнее — идеи, способные изменить распределение денег и власти.

Идеологический базис активистов либеральной оппозиции (речь не об отдельных ее лидерах, а о «ядре» активистов) составляет сегодня такие представления, которые, во-первых, не имеют ничего общего с либерализмом и демократией, а, во-вторых, заранее исключают привлечение симпатий широких слоев населения. Такова, на мой взгляд, заключается главная плохая новость и проблема либерал-демократов сегодня. 

Расизм. Идея проста — нам исторически чужды ценности свободы и демократии. Рабский дух, любовь к «сильной руке», низкая ценность человеческой жизни и т. д., якобы, исторически присущи россиянам. Мол, выбор православной веры, монголо-татарское иго, крепостное право, советский «железный занавес» предопределили перечисленные выше черты русского национального характера.

Монголо-татарское иго, крепостное право и прочие неприятности в свое время конечно повлияли на ход истории, но на них история не закончилась. И тем, для кого свобода и демократия являются ценностями здесь, эти печальные страницы прошлого вроде бы должны представлять только академический интерес. Но наши либералы ищут в истории причины своих нынешних неудач — судьба, дескать, отрезала Россию от западной цивилизации, не позволила россиянам получить «ген свободы» и усвоить демократические ценности. 

Французы из трехсот лет своей истории, от Вольтера до наших дней, от силы сто пятьдесят жили в относительной демократии. Остальное время пришлось на разные формы авторитарной диктатуры (не случайно же творцы «диктатуры пролетариата» так любили французскую историю). Немцы, наследники магдебургского права, Реформации и Канта, не только умудрились привести к власти Гитлера, но еще и не смогли от него избавиться без помощи войск союзников. Япония же, например, подобного наследия не имела и «гену свободы» вроде бы неоткуда было взяться, что не мешает ей сегодня быть демократической страной. А пример Северной и Южной Корей и вовсе показывает, какие разные политические системы могут одновременно создать люди, имеющие одни и те же историко-культурные корни. Эти и подобные им несоответствия почему то не отрезвляют сторонников теории «демократической крови».

Сергей Гуриев справедливо назвал подобные взгляды проявлением расизма. Либералам с такими представлениями сложно поверить в свою способность повести за собой миллионы «не готовых к свободе» россиян. Это неверие уже является достаточным объяснением неудач демократической оппозиции.

Авторитаризм. Чтобы всю политическую повестку дня свести к лозунгу «Россия без Путина», нужно обладать ярко выраженным авторитарным мышлением. Если, конечно, искренне верить, что страной может единолично управлять вождь, устранение которого приведет к изменению системы. Отождествление личности и политического режима это и есть авторитаризм.

Вера в Путина как корень зла принимает у многих оппозиционеров характер религиозной одержимости. Настолько, что место политического анализа у них полностью занимает обсуждение состояние здоровья, уровня благосостояния и особенностей характера действующего президента. «Критикуйте систему, а не личность» - бросила как-то Ирина Хакомада своим бывшим коллегам, право-либералам.

При этом она забыла упомянуть, что систему, олицетовряемую сегодня Путиным, создали именно право-либералы еще в те времена, когда о Путине мало кто слышал. Расстрел парламента — какого-никакого, но демократически избранного парламента — в 1993 г., принятие Конституции, наделившей одного человека практически монаршими полномочиями без механизмов парламентского контроля, откровенная фальсификация результатов президентских выборов 1996 г. - все это и многое другое заложило основы современного авторитарного режима и, как минимум, дискредитировало в глазах населения саму идею свободных выборов и конкурентной политичекой борьбы. 

Страх многих активистов либеральной оппозиции перед «наступающим тоталитаризмом» не что иное, как проекция их собственной авторитарной картины миры. Ошибки недавнего прошлого не признаны, а на будущее предлагаются вполне себе «советские» варианты решения всех проблем — объединиться всем со всеми и во главе с харизматичным лидером «сменить режим». С такой стратегией на выходе получается только другой «Путин». А зачем России другой «Путин», когда один уже есть?

Закончу и на сей раз хорошей новостью. Перечисленные проблемы находятся в головах оппозционных активистов. А это значит, что для успеха свободы и демократии в России нам надо решить задачу куда более легкую, чем изменение глобального плана истории. Достаточно лишь, говоря словами профессора Переображенского, лупить себя по затылку пока не вылупим оттуда всякие галлюцинации.